16:01 

ЗФБ-2017, нерейтинг

Аника Лель
Маска
Идея появилась благодаря конкурсу "Окей, Гугл!". В день дедлайна, ага, поэтому благополучно отложилась до лучших времен. И, как оказалось, времена не заставили себя ждать. :)

Название: Голдер-младший и Волшебный ящик
Автор: Аника Лель
Бета: Felis caracal
Размер: драббл, 974 слова
Пейринг/Персонажи: городской голова Голдер-младший
Категория: джен
Жанр: missing scene, юмор
Рейтинг: PG
Предупреждения: таймлайн 7-ой книги; кроссовер с Волковым
Краткое содержание: Пакир не бездействовал

Уже отгремел фейерверк и отпелись песни, и не раздавались с улиц голоса запозднившихся Арзалов. Непривычная тишина легла на город, сильно опустевший вчерашним вечером.
Кое-где светились окна, и мелькали в них силуэты жителей. Задернув полупрозрачные занавески, глядел в небо городской голова Голдер-младший, которому днем вместе с поздравлениями был вручен орден «За верность!».
— Деда, а деда?
— Да, заюшка? Не спится тебе? — пожилой голова обернулся к внуку, сидящему на кровати в глубине комнаты.
— Не спится… Расскажи про свой подвиг.
— Эээ… подвиг… скажешь тоже. Подвиги — это вон у Белого рыцаря. А я… дурость-младость.
— А ты все равно расскажи, — потребовал ребенок, и голова, потеребив пышный бант ордена, начал рассказ:
— Ну, значится, так… Давным-давно, когда не только тебя, но и папки твоего в помине не было, Изумрудным городом управлял Страшила Мудрый. Про королеву Корину мы в ту пору еще не слышали, что фея Элли вернется, не думали… Я тогда молодым был. Шлялся вечерами по городу, днем отсыпался… И, в общем, папашка мой, а он не абы какой пост при Страшиле Мудром занимал, сильно ругался за это. Требовал, чтобы я по его стопам пошел, а не деньги родительские просаживал. И чудом случилось мне в сам Изумрудный дворец на службу устроиться. А тогда, малыш, это непросто было: штат Страшила малый держал, не то что ныне. И вот, значится, взяли меня сторожем. Обходы делал я ночью, проверял, нет ли где воров и все ли в сохранности. А во дворце-то столько хлама — жуть! И чего там только не было: игрушки гигантские и зеркало дивное, ящики всякие, сундуки… И за всем этим надо было приглядывать.
— И тогда ты нашел Волшебный ящик, — заторопил дедушку внук.
— Да, нашел, значится, я этот ящик. Захожу ночью в кладовку, а у ящика-то сторона боковая светится. И сторона-то не деревянная, а как будто стекляшка мутная вставлена. И свет такой нехороший. Замечал, как луна бликует в грязной луже? Точь-в-точь так этот ящик светился. Ух и струхнул я тогда! Опрометью из кладовки выскочил. И, главное, сообразил бы позвать кого, ан нет — говорю же, что молодой был.
— Но потом ты снова вернулся туда?
— Вернулся… Ох и жалел об этом после! Ну да по порядку… Недели через три, что ли, решился я вновь в ту кладовку зайти. Подумал, что в прошлый раз померещилось мне, что настойку виноградную зря пил перед сменой, а теперь-то увижу, что нет никакого света. Заглянул — не светится. Огляделся, убедился, что нет посторонних, уже дальше пошел было, как вдруг… Заметил, что сижу перед этим ящиком, а на стекляшке картинки мелькают. Моргнул — все пропало. А через ночь повторилось. Вскоре я уже привыкать к картинкам начал. Ну, мало ли какая неисправность с ящиком приключилась? Не зря же его в кладовку запрятали.
— Так он же волшебный, деда!
—А ты что, думаешь, волшебные ящики не ломаются? Еще как ломаются, скажу я тебе!.. Сменщику своему я не стал говорить, что картинки видел — мало ли, меня в поломке обвинят. Или, еще хуже, прознают, что настойку на работу таскаю… В общем, смолчал я. У ящика старался не задерживаться, но нет-нет да находил себя сидящим подле него. На стекляшке дивные картинки мелькали. Ящик мне то золото показывал, то трон Страшилы, то дворцы богатые… Красивыми картинки были, яркими. А после к ним добавился голос.
— Ой!
— Тихим голос был, вкрадчивым… А говорил глупости. Подбивал Страшилу сместить да самому королем сделаться. Мне! Королем! Пареньку, у которого в голове ветер и жалования на пару походов в кабак! Ну, богатство-то, может, и соблазнило бы меня — это же каждый день всю улицу поить-кормить можно, но ведь страной править надо — а я не умею, и Страшилу-то я боялся — он хоть и соломенный, а уволить меня это не помешает. В общем, отказался я тут же. А голос королеву мне обещал.
— Какую королеву?
— Да откуда ж мне знать… Голос шептал, что любую девицу могу королевой своей сделать, что будет со мной страной править, помогать и подсказывать. А я в ту пору с Горой гулял — сестрой твоей бабушки, она вскоре замуж за Мигуна вышла и упорхнула в Басту. А тогда, значится, я на ней жениться надумывал… Так вот подумал я, что стану королем, Гору королевой сделаю, и… Будет ли она после этого пирожки печь да настойку в погребах дедовых сквашивать? Чай не мотаться ей из дворца Изумрудного на окраину к дедушке ради моей настоечки. В общем, только подумал о том, как передумал королем становиться. Неудобство одно от трона. А голос-то уговаривал… Чего он только ни обещал мне, я уж не все и вспомню. Но не интересны мне были ни камешки, ни дворцы, ни армия: у меня ж друзей столько было в ту пору — никакой армии не сравниться. В общем, от всего-то я отказывался.
— А голос? Отстал от тебя?
— А голос… ну… Когда иссякли уговоры, решил он поугрожать мне. Но я сразу ему объяснил, что, мол, ничего у него не выйдет: за меня все друзья мои встанут и разберут ящик на щепочки. Одной ночью, когда я был особенно не в духе — с батькой разругался, что ли, — принялся ящик унижать меня. Показывал картины нищей старости, и, что главное, Горы в ней не было! А она ж той порой как раз с Мигуном своим захороводилась! И как рассвирепел я на ящик этот злосчастный! Такая буря в душе началась! И голос из вкрадчивого противным показался, а под рукой так удачно палка оказалась, с которой я обходы делал… Ну я и… В щепочки. Утром меня уволили, конечно. Никто не поверил, что ящик со мной разговаривал… Страшила и слушать-то меня не стал. Ну, когда увидел за пазухой опустевшую флягу… Вот такая история.
— А чей же голос был, дедушка? Подземного колдуна? — последние слова прозвучали шепотом.
Городской голова вновь потеребил бант.
— Ну, выходит, его. Это теперь-то я понимаю, а тогда думал, что действительно ломаным ящик был, вот и говорил всякое. И, выходит, герой я, а не пьяный дурак… как бы подумал.
И пока внук восхищенно выдыхал, гордясь своим героическим дедом, сам Голдер-младший забормотал под нос:
— Всю жизнь боялся, что выплывет наружу мой позор. Думал, прощай, мол, карьера… Герой! Подвиг! Подвиг там — в Подземной стране — будет, а я… ох.



Конечно, изначально планировалось вообще не о том, но... пришел пейринг, напомнил, что он — вообще-то ОТП и всё такое, и что срочно-срочно надо, НАДО. Огромная благодарность Маира, невозмутимо отвечающей на сто тысяч вопросов "Пс, а МОргот или МоргОт? Арда или АрдА? А Средизе́мье точно так звучит, оно же не Средиземье́, да?" :gigi: Ну и, Рысь, традиционно: спасибище тебе! Я косяк, особенно если пытаюсь в ритм.

Название: Про любовь несчастливую басенка
Автор: Аника Лель
Бета: Felis caracal
Размер: драббл, 922 слова
Пейринг/Персонажи: Пакир/Стелла, Моргот/Ниэнна
Категория: гет
Жанр: ангст, стеб
Рейтинг: PG
Предупреждения: соулмейт, перерождение
Примечание: кроссовер с миром Дж.Р.Толкина, ударение в имени Ниэнны — авторская вольность
Размещение: запрещено без разрешения автора

В стране дивнейшей, А́рдою названной, в те века, что остались легендами, жил на свете Злодей Презлодеевич — то бишь Мо́ргот (иль Ме́лькор, Вражинище).
И как Ва́ла, Единственным созданный, Мо́ргот силы имел столь великие, что мог с братом родным посоперничать в сотворении подвигов славнейших. Только зависть и ревность подлейшие извратили злодееву душеньку, так он символом Тьмы тут же сделался (как и в прошлых своих воплощениях).

Вот на сём отступление сделаем, прояснить тут момент один надобно: как миры Изумрудные связаны с Средиземьем и Мо́рготом злобнейшим? А теперь предположим мы дивное: что вселенные сказок все скованы и пронизаны на́сквозь героями, что туда и сюда путешествуют. Так вот Гэндальф, к примеру, в Британии стал учителем школы магической, ну а Мо́ргот — узнали? — Паки́рушка — в Изумрудном миру тоже пакостил. И Аи́дом когда-то он кликался, как бог смерти над мертвыми царствуя… Вот поэтому Моргота крепости (что Уту́мно и А́нгбанд железные) под землей ото всех были спрятаны, как и остров Пакирушки нашего.
Не один лишь Пакир путешествовал по мирам и вселенным мифическим. Да и Гэндальф, в пример мною ставленный, не герой сей дивнейшей истории…
Персефо́ной звалась Она в Греции, нареченной Аидовой будучи. Вы из мифов припомните греческих, как похитил Аид свою милую (да, пожалуй, с ее дозволения, коль женились вразрез с волей матери).
Вот и Моргот, конечно, надеялся без труда возвернуть свою милую. Но судьба, что злодейка известная, его планы разрушила полностью… Да, бывает порою подобное: что нарушив закон мироздания (даже самой малейшей оплошностью), перепутаешь нити судьбинушки…

Ослепленный обидой и ревностью, Моргот наш сотворил столько гадостей, что был заперт в темнице-обители — да минули три века-столетия, проведенных им в заточении, не сменилися Моргота мыслюшки, не сподвигли на добрые действия. Но просила о нем красна девица, златовласая Ва́лиэ Ни́энна — то сестра была И́рмо и М́андоса, среди В́алар весьма уважаемых. И прекраснее не было девицы среди всех в Средиземье народностей.
На коленях молила Единого: «Ты прости его — глупую голову. Может, М́оргот за годы исправился, осознал, как виновен был ранее».
Кто же знает: любви или жалости преисполнилась Ни́энны душенька. Ну да Мо́ргот о том не задумался: коли просит, так значит, влюбленная. Но отказом ответила Ни́энна на его приглашения к свадебке, да жестоко над ним насмехалися ее братья, сестрицу любившие.

Много дел сотворил наш Злодеевич, после — в А́рде крупнее проштрафившись, он оставил за главного рыжего. И за Вра́та был изгнан немедленно.

Так в Волшебной стране оказалися Пакир злобный и лютая армия, для войны в этот мир приведенная (из таких жутких морд состоящая, так что даже кабба́ры свирепые друг на друга глядели испуганно).
Но и тут не прошло дело гладенько: вновь со братом Пакир наш рассорился да войну развязал против родича. Атлантиду обрушил он под воду, еще в О́блачном мире напакостил да девицу похитил красивую на глазах ее доблестных братиков.
Той девицей была, разумеется, та, что Ни́энной кликалась ранее. Мы теперь назовем ее Стеллою, что «звезда» в переводе с латинского. Нареченной Пакира, возлюбленной, предложения снова не принявшей… Его болью и страстью сердечною, да и главной причиной всех гадостей.
Убежала деви́ца из крепости, что на острове Горн была строена. Убежала с такой дивной легкостью, что с досады Пакир закручинился. Не могло же прийти в его голову, что злодействами счастье не строится, и что Стелле как Светлой волшебнице, отвратительны Тьмы проявления.
Но века за веками сменялися, быт в Волшебной стране поналадился, королевой вдруг сделалась Стеллушка, а Пакиру о ней все мечталося… И решил он: не пленом, так войнами покорит он сердечко премилое. Унесет его с полюшки ратного (не сам орган, конечно — со Стеллою). И отчасти еще он надеялся сбить любимую с Светлой дороженьки, соблазнить то богатством, то властьюшкой, то любовью своей безграничнейшей…
Стелле письма нежнее-то нежного улетали претемными ночками. На одно лишь хотя бы ответила распрекрасная Стелла-волшебница!.. Пакир встречи желал сокровеннейше, лишь обнять, расцеловывать губоньки, лишь прижаться на миг к мягкой грудочке, да увидеть в глазах понимание…

Кто бы знал, что их встреча желанная состоится не в тепленькой спаленке, не под пение звонких соловушек, а на поле, телами усыпанном, да под крик погибающих воинов… Как возникла пред ним его милая, вспоминать наш Пакир будет с ужасом: замахнулся мечом над вражинами, да закрыла собою их Стеллушка:
— Ты меня заруби, мое солнышко, но не трогай безвинных-то деточек.
Так и замер Пакир с мечом поднятым.
— Ты чего, как могу-то любимую? Ты же, Стелла, моя ненаглядная, половинка моя нареченная!
— Обреченная, друг, обреченная… — зашептала в ответ его милая. — Я люблю тебя, милый Пакирушка. Я люблю тебя крепче-то крепкого. Но не будет с тобой у нас радости. Сам пойми: где подобное видано — мы на разных воюющих сторонах… Наши чувства, мой милый, предательство!
— Но разлука намного болезненней! Уходи с поля бранного, милая, не губи мою темную душеньку: ведь бесчестьем окажется проигрыш — Тьмы природа стремится ко властьюшке, без неё я мертвее премертвого. Но тебя зарубив, мою ро́дную, потеряю намного я большее. Пред таким меня ставишь ты выбором, что… Не знаю, теряюсь я, милая! Уходи ты, моя драгоценная!
— Нет! — рекой проливались слезиночки. — Не могу, не прощу себе промаха. Свет предам — и погибну в мгновение! Так душа ко добру расположена! Но твоей допустить я погибели… Не могу я! Прости меня, ро́дненький! Уходи ты отсюда, Пакирушка! Не губи, я молю, наши душеньки!
Обливались слезами прегорькими два сердечка, друг друга любившие. Не мешая любви откровениям, словно замерло время стеснительно. Потому-то казалось всем воинам, будто длилась беседа мгновения. Одинаково вздрогнули воинства, не поверив тому, что увидели, когда взмыл наш Пакир с горьким возгласом да исчез вдруг за тучами темными.
Только Стелла глазами печальными все глядела не в небо, а под ноги… и от грусти её разбивалися на осколки сердечко и душенька.

И быть может (мы верим в то искренне), что однажды в ином измерении эти двое когда-нибудь встретятся да останутся вечно счастливыми.


ОТП много не бывает :heart:

Название: Пра любофф
Автор: Аника Лель
Бета: Felis caracal
Размер: драббл, 716 слов
Пейринг/Персонажи: Пакир/Стелла
Категория: гет
Жанр: стёб
Рейтинг: PG
Предупреждения: AU относительно финала, OOC
Краткое содержание: Пакир забрал Стеллу с собой
Размещение: запрещено без разрешения автора

Действующие лица:
Пакир — злобный Чёрный маг, гроза всего живого, солнца, зелёной листвы и Белой магии.
Стелла — Белая волшебница, добрая, нежная, невероятно красивая.


Поле битвы возле горы Трёх Братьев. Пакир держит в руках меч. Стелла стоит напротив с цветами. За её спиной сидят на земле перепуганные Аларм и Элли.


Пакир: Уйди с дороги, волшебница! Дай мне убить этих жалких!..
Стелла: Нет! Не тронь их — возьми лучше мою…
Пакир опускает меч, хватает Стеллу за талию и вместе с ней взмывает в небо.

Стелла: …Жизнь. Ээээй!


Чёрная злодейская ракета с шипами и угрожающими надписями. Пакир деловито нажимает кнопочки. Стелла сидит в соседнем кресле. Земля в иллюминаторе отдаляется.


Стелла: Ну, куда мы летим?
Пакир: К созвездию Орион!
Стелла: Зачем?
Пакир: Женой моей станешь.
Стелла: А моего согласия спросить?
Пакир: Уже поздно.


Та же ракета, тот же космос. Земли уже не видно. Пакир управляет кораблём. Стелла штопает злодейский плащ.


Стелла: И зачем ты меня похитил?
Пакир: *важно* А затем! Я Чёрный маг в самом расцвете лет — перед моим именем дрожит всё на свете. Мне давно пора жениться.
Стелла: На мне?
Пакир: А почему бы и нет? Тебе тоже пора завести детей.
Стелла: Ээээх… лучше б сказал, что меня любишь.


Та же ракета, тот же космос — только звёзды за иллюминаторами сменяются. Пакир по-прежнему смотрит на пульт. Стелла убирает мусор со стола.


Стелла: Кто ж тебя научил девиц похищать?
Пакир: Кощей.
Стелла: *раздосадованно* Значит, к друзьям ты прислушиваешься! А ко мне?! Мог бы просто предложение сделать!
Пакир: А что, так можно было? А как же доказать свою любовь?
Стелла: Да, кстати, и как докажешь?
Пакир: *в ужасе* Женщина, я ради тебя с Волшебной страной воевал! Тебе этого мало?
Стелла: Хочешь сказать, что доказывал свою любовь, убивая моих друзей?! *вздыхает* Лучше б спросил, чего я хочу…
Пакир: *обречённо* И чего же?
Стелла: *смущённо* Комплимента достаточно. А, еще садик с красивыми цветами. И новый эннен. Розовый!
Пакир: Ах ты моя красоточка! Прям как поросёночек.


Та же ракета. Тот же космос. В иллюминаторе уже видна цель.


Пакир: Ну, почти прилетели. Тебя ждёт шикарный приём!
Стелла: *бросается к зеркалу* Я не готова! Предупреди хоть, что меня ждёт.
Пакир: Мой народ. Мой дворец. Груды золота. Алмазные сокровищницы. Кристаллы самых разных цветов и форм.
Стелла: *пожимает плечами, меланхолично поправляет причёску*
Пакир: А, ещё мои сёстры и мама.
Стелла: *бледнеет*


Уже не ракета. Стелла бредёт по осколкам метеоритного дождя. Пакир идёт рядом, поддерживая Стеллу за талию.


Пакир: Теперь-то ты никуда от меня не денешься!
Стелла: Угу.
Пакир: Отсюда тебе не сбежать!
Стелла: Угу.
Пакир: И никто не явится тебе на помощь.
Стелла: Угу.
Пакир: Ну что ты всё угукаешь… О чём ты думаешь, поросёночек?
Стелла: Продумываю брачный договор.
Пакир: *спотыкается*
Стелла: *язвительно* А ты чего ожидал? Я на свете тысячи лет прожила, я знаю, что необходимо.
Пакир: И что же там будет?
Стелла: Ну… Что буду тебе верной женой, буду любить и поддерживать и в горе и в радости, лечить тебя и хвалить, когда это потребуется.
Пакир: О, дело говоришь!
Стелла: *продолжает* А ты будешь чистить клыки три раза в день. Отменишь кровавые развлечения и будешь устраивать танцы. И принимать в них участие! Не будешь напиваться с друзьями чаще двух раз в месяц. И в спорах между мной и твоей матерью будешь занимать мою позицию.
Пакир: *спотыкается* Эээм… Уговорила! Давай обратно на Землю вернёмся?


Несколько лет спустя. Звезда Альнилам в созвездии Ориона. Чёрно-розовый неоготичный дворец. Покои Пакира и Стеллы.


Пакир: Крошка моя…
Стелла: Моя прелесть…
Пакир: Заинька…
Стелла: Пушистичек…
Пакир: Может, в твою честь назовем?
Стелла: *присматривается к вороху пеленок* У нас сын.
Пакир: *с трепетом глядит на розовощёкого, местами покрытого чёрной шерстью младенца с рожками на голове и хвостом со львиной кисточкой* Кажется, я знаю, как его будут звать… Что насчёт Эльга?
Стелла: Красивое имя. Я за. Будет столь же храбрым, как Эльг, сын Лоота.
Пакир: *в сторону* И столь же непонятным на вид… И что меня так на генетические эксперименты тянет?


Через ещё пару лет. Черно-розовый дворец. Ванная комната в покоях. Пакир и Стелла купают ребёнка.


Пакир: Смотри-ка, а у него на хвосте шерсть ещё длиннее стала.
Стелла: Спорим, что на груди, в подмышках и паху волос не будет? *оборачивает ребёнка в полотенце* Возьми с полки отвар забзибубрика и сок тысченожника и потри Эльгу копытца, пожалуйста.
Пакир: Как скажешь, мой поросёночек.
Стелла: *задумчиво* А научи меня оборачиваться во всяких существ.
Пакир: Зачем?
Стелла: Да вот… сестренку ему хочу.


Просто шалость. Котикам, кактусам и канонным недодашкам посвящается :)

Название: Что-то тут нечисто
Автор: Аника Лель
Бета: Felis caracal
Размер: мини, 1875 слов
Пейринг/Персонажи: Элли, Людушка-Голубушка, Ланга, Корина, Пакир
Категория: джен
Жанр: приключения, драма, юмор
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: АУ относительно 7ой книги, кое-кто не тот, кем кажется
Краткое содержание: Элли догадывается, что в истории с Пакиром есть что-то неправильное

— Ах, дорогая гостьюшка, выход отсюда один: бултых — и ты в жерле вулкана.
Элли вздрогнула.
Три дня назад, поверив незнакомому дракону и пустившись на поиски давно умерших родителей, она не думала, что попадет в ловушку. И что не сможет дважды перехитрить Бесконечную стену, не понимала тоже. Теперь же, оказавшись пленницей принцессы Тьмы, Элли не представляла, как ей удастся сбежать. И, желательно, не на тот свет.
— Вот увидишь, миленькая Элли, госпожа Ланга скоро пришлет за тобой, — «обнадеживал» Людушка, то ли тюремщик, то ли еще один пленник Леса Призраков.
Саднящее после встречи с принцессой плечо отозвалось болью.
— Зачем я понадобилась Ланге?
— Как зачем?! Пакиру отдаст тебя, голубушку, с потрохами, почечками и печеночкой…
— И с волшебной книгой… — Элли помрачнела. — Неужели вам, Людушка, не хочется на волю?
— Хочется, дорогая Элли! И чтобы Жевуном сочным перекусить, а второго на ужин оставить. Ах, милое дело! Но проклятый Пакир!.. — Людушка осекся. — То есть Владыка… Я бы и тебя сожрал с голодухи, дорогая Хранительница, но увы-увы… Совсем отощал я на этой диете. Того и гляди, помру. С голодуууу… Стыд-то какой…
Людушка продолжал бормотать, а Элли погрузилась в размышления. Что, если в Подземной стране просить у нее книгу Виллины будут Аларм или Дональд, поймет ли она, настоящий это друг или Ланга в его обличии? Элли вздрогнула, представив, как темные кудри Аларма превращаются в серебристые косы, уложенные, как перья на крыле птицы.
— Скажите, Людушка, а Пакир — он каков? — Элли заподозрила, что и Людушка может не быть самим собой.
— Он свиреп! Он страшен, грозен, ужасен! Ростом аж до верхушки дуба и с рогами до неба! Покрыт черной шерстью, как Дональд доспехами. И как взглянет на тебя, так все и сжимается, вот как! — Людушка сжал в кулаке грушу, и сок ее побежал к жирному локтю. — Правда, сам я Владыку не видел, только Лангу… Но раз уж его принцесса такая гадина!..
«Слишком труслив он для Пакира и Ланги», — решила Элли.
Тишина в Сером замке сменилась скрипом половиц и шипением — слугам Пакира надоело караулить пленницу снаружи.
— Ты, дорогуша, согласилась бы служить Владыке, — громко посоветовал Людушка. — Глядишь, тоже в принцессах заходишь, как госпожа или твоя подруженька Корина. Та, чай, не в темницах томится, как Дональд. Упомянул я давеча при Ланге Коринушку, так та позеленела вся.
Оставалось только надеяться, что ни одна из них не подумает использовать Элли в интригах против другой.
— Владыка, говорят, к слугам своим добр. Даже к не самым удачливым, — Людушка заговорил громче, пытаясь перекричать одобрительный свист из коридора. — Вон у меня, погляди, кладовые от уток жареных ломятся!
— И толку? Ты же мясо не ешь!
— Но они есть — Владыка позаботился. Добр он, точно тебе говорю. Одарит, приголубит. Счастлива будешь — аж сам завидую. Только ты того, Ланге на зуб не попадайся, — голос Людушки снизился до шепота.
Элли кивнула, снова погладив ноющее плечо. Предупреждения Людушки были лишними: Ланга и так пугала Элли до дрожи.
— Ты ж подумай, дорогая Элли, — продолжал Людушка. — Разве Владыка поселил бы тебя в замке, коли убить хотел? Нееет, прижал бы когтем, и прощай, Элли. Нужна ты ему, голубушка, живой, невредимой, сытой и выспавшейся. Не ненавидит он тебя, стало быть, как Железного Дровосека, к примеру.
— Аларма, — бездумно поправила Элли.
— Нет-нет, слышал я от принцессы, будто Дровосека он больше не любит, чем Белого рыцаря с мечом Торна… — на широком лице Людушки мелькнуло сомнение.
Задумалась и Элли. Многое казалось ей странным.
«Как могла девочка из Волшебной страны вырасти колдуньей Тьмы? Нет, Корина, конечно, тоже не подарок, но… Откуда у Ланги фанатичная преданность Пакиру? И разве ей охота кому-то прислуживать?
Почему Пакир боится Гуда Керли, когда логичнее было бы опасаться Аларма, раз тот обрел серебряные доспехи Фараха и меч великого Торна? Тогда как Дровосек не отличался особенными подвигами. Ну усталости не знает, ну зарубил сорок железнозубых волков Бастинды, а спустя много лет последнего из них — Нарка. Ну убил однажды погнавшегося за феей-Раминой кота… И что это в сравнении с подвигами Аларма?
Почему во время первого моего визита в Волшебную страну про Пакира никто не слышал? Как Виллина могла не знать, чья страна раскинулась в Подземелье? И почему Пакир бездействовал столетиями?»
Все казалось объяснимым с одним допущением: Пакира нет. Как не было и полвека назад. Быть может, он погиб в войне с Торном? Но есть Ланга — принцесса Тьмы и Владычица Подземной страны. Вот почему тот же Людушка, а раньше Парцелиус, общались с Пакиром исключительно через нее. Вот почему ненависть Пакира направлена на Гуда, а не на Аларма, ведь это Дровосек, став королем, «забыл» вернуться за ее матерью. Вот почему Пакир появился только сейчас: Ланге нужно было время, чтобы вырасти, освоить магию, заручиться поддержкой армии. И вполне логично, что монстры не подчинились бы человеческой девушке — поэтому возникла необходимость в мифе о Пакире.
Все сходилось. Оставалось только понять, чего добивается Ланга.

Размышления Элли прервало появление самой Ланги, крутящей в ладони рукоятку плетки и презрительно поглядывающей по сторонам.
— Готова? — голос ее был резок и надменен.
— К чему?
Вместо ответа Ланга лишь ухмыльнулась:
— Узнаешь, феечка.
Элли хотела возмутиться, спросить, что ее ждет и что стало с Дональдом и Кориной, но пропустила момент, когда Ланга схватила ее за руку. Тут же вместо запаха жареных уток в нос ударила отвратительная вонь. Под ногами, где прежде лежал ковер, оказалась раскаленная земля. Элли обнаружила себя стоящей на краю бурлящего лавой кратера.
— Испугалась? — смех Ланги был неприятным. — Какие же вы трусливые тут, наверху.
— Я ничего не боюсь! — с заиканием выпалила Элли, но Ланга, вероятно, не поверила. Она подняла руки, но не для того, чтобы столкнуть Элли вниз. Кажется, она даже позволила ей отшатнуться, когда фонтан лавы ударил вверх. И прежде чем огненные искры обрушились на их головы, в горящем озере открылся туннель.
— Мне туда? — Элли отчаянно не хотела умирать, но и Подземной страны боялась, как самой смерти.
— Туда, фея, туда. — Ланга первой прыгнула вниз. Элли, на чьем запястье сомкнулись пальцы принцессы, с визгом полетела следом.
Огненный туннель сменился мраком, стали видны стены коридора, затем свод пещеры, что-то слабо сияло впереди. До Элли дошло, что теперь не Ланга тащит ее за собой, а она сама летит на крыльях. И стоит ей развернуться, полететь прочь, и, быть может…
— Даже не думай! — заклекотала птица-Ланга.
Постепенно глаза Элли различили впереди очертания безобразного дворца, похожего на осколок железного метеорита. Чуть дальше росла в вышину гигантская лестница. И… Элли закричала от беспомощности, когда увидела полыхающие корабли армии Света.
— Видишь, что с твоими друзьями? Глупцы! Они сами приплыли на гибель! Какой подарок Владыке!..
— Для чего ты привела меня сюда? Посмотреть? — от удовольствия в голосе Ланги Элли пришла в еще большее отчаянье.
— Нет, — Ланга хмыкнула, — и сейчас ты горела бы вместе с ними, если бы не я! Я спасла тебя, а ты еще можешь помочь им.
— Как?
— Подчинись Владыке! И он отпустит твоих друзей.
— Я… — Элли растерялась. Подвести всю Волшебную страну или дать погибнуть самым дорогим людям, что у нее остались? Жестокий выбор!
— Ты встретишься с Пакиром, — продолжила Ланга. — И от твоего ответа будет зависеть судьба этих смешных человечков.
— Он даст им возможность уйти? — уточнила Элли.
— Да. Всем, кроме Гуда Керли, — в голосе Ланги зазвучала нескрываемая ненависть. — Решай, Хранительница!
Элли насупилась.

В коридоре, где ее оставила Ланга, было шумно. Повсюду сновали отвратительные существа, напоминающие свиней-мутантов. Через крохотные окошки Элли видела зловещих ящеров, пикирующих с крыши дворца вниз. От их свиста закладывало уши. Полыхающий флот Волшебной страны увидеть она не могла, сколько ни пыталась высунуться в окошко. Тем более что свиньи то и дело пытались увести ее от окна. Встреча с Пакиром должна была состояться с минуты на минуту, и ожидание казалось Элли невыносимым.
То и дело панические рыдания подкатывали к горлу. Так и не решив, что ответить Пакиру, Элли гадала, кого увидит сидящим на троне. Лангу? Или же, подобно Гудвину, она использует чучела? Хотя вряд ли свиноподобные подданные так невнимательны, чтобы не отличить куклу от господина. Значит, роль Пакира играет настоящее чудище, которому Ланга нашептывает нужные слова?
Когда один из кабанов-переростков подошел к Элли вплотную, она вздрогнула.
— Они ждут.
Железные двери, покрытые царапинами, с грохотом отворились, и Элли ничего не оставалось, как шагнуть вперед.
В Тронном зале было темно. Глаза Элли не сразу различили очертания высокого железного трона и стоящих по бокам от него людей. Но когда загорелись лиловым пламенем факелы на стенах, она увидела Лангу и Корину, выставившую вперед исцарапанные руки, как будто те представляли предмет гордости. Обе девушки стояли по краям от пустого трона, и строгое выражение их лиц подчеркивало торжественность момента. Элли растерялась.
— А где?.. — непонимающе спросила она. Ни чучела, ни монстра на троне не было. Только Корина и Ланга. И они вовсе не казались соперницами... «Неужели эти двое — и есть Пакир?»
Ланга и Корина не ответили, только многозначительно посмотрели на пустой трон. И Элли ойкнула, когда то, что ранее она приняла за меховую подушку, зашевелилось и подняло голову. На Элли смотрели два зеленых глаза.
— И это?..
— На колени! — взвизгнула Ланга. — Перед тобой Властелин Тьмы Пакир!
— Но это же… кот!
Толстый обитатель трона недовольно прищурился, и Ланга с Кориной наперебой завизжали:
— Колдун-кот!
— На колени!
— Думай, с кем говоришь!
Элли оторопело опустилась на пол.
— Но ведь… Но кот же… Кот… Ему же положено в тапки гадить, мышек гонять, — она сама не заметила, как начала думать вслух. — Сметану воровать и котлеты… Шторы рвать, на худой конец.
— Волшебная страна, знаешь ли, Элли, — хмыкнула Корина, — все равно что тапка в масштабе вселенной!
— Белые маги отобрали у Владыки любимую игрушку, и он вправе отомстить им!
— И не забывай, что Владыка — величайший на свете чародей, служить которому — великая радость! — Глаза Корины засияли от счастья, когда кот повернул к ней голову.
Элли недоверчиво прошептала:
— Корина, что с тобой? — Как могла та Корина, которую знала Элли, подчиниться не жестокому монстру, убивающему одним движением лапы, а обычному толстому кошаку с черной как смоль, шерстью?
— То же самое ждет тебя, Элли, — пообещала Корина. — Ты подчинишься Властелину Тьмы!
— Я никогда не предам Волшебную страну и своих друзей!
Правда, тут же вспомнилось, что друзья погибают у стен дворца, а Ланга обещала им свободу… Когда кот вытянул вперед лапу, повелевая подойти ближе, Элли рискнула. Как была, на коленях, она приблизилась к трону и робко заглянула в зеленые глаза:
— Властелин Тьмы, прошу вас, дайте моим друзьям уйти. Клянусь, мы никогда не побеспокоим вас, если и вы оставите в покое Волшебную страну. Могу дать вам любые гарантии, только отпустите их!
Элли опустила голову, когда услышала смех Корины и шипение Ланги:
— О чем ты говоришь, феечка?! Властелину не нужны твои никчемные друзья! Но он все равно завоюет Волшебную страну и покажет Белым магам силу своего гнева!
— Но если согласишься ему подчиниться, — отсмеявшаяся Корина смотрела на Элли вполне добродушно, — если отдашь ему книги Торна, то завоевание Волшебной страны пройдет без жертв. Подумай, Элли, о своих любимых Страшиле и Гуде.
При упоминании Дровосека Ланга нахмурилась, а Пакир распушил хвост и зашипел. «Ну ему-то Гуд чего сделал? — удивилась Элли. — Ах да, убийство кота… Неужели Пакир так озлоблен гибелью сородича?»
— Я никогда не предам свою страну, — Элли хотела говорить твердо, но все же пару раз фыркнула, когда усы Пакира защекотали ее подбородок.
— Миу! — выкрикнул он и… лизнул в щеку. — Миииу!
И Элли не вспомнила, что прежде не любила кошек, что в ее доме жили одни собаки, что ворчала на шерсть и грязный язык. Элли не вспомнила. Элли как зачарованная смотрела в кошачьи глаза. И сердце ее обливалось кровью при мысли, что с этим милейшим существом когда-то плохо обращались. В глазах Пакира читалась обида за отнятую игрушку, за спрятанную сметану, за шлепки тапкой по какой-то пустячной причине. Усы его дрогнули, хвост нервно заметался, взгляд стал вопросительным.
— Как они могли? — зашептала Элли. — О, как посмели?
Под ее ладонью замурлыкал Властелин Тьмы. И для Волшебной страны это стало поражением.

@темы: Здравствуй, сказка - Волшебная Страна!, моя сказка, фбшное

URL
Комментарии
2017-03-25 в 19:43 

Маира
Любовь творит чудеса
Ну прелесть же, не?))) Это прекрасно)) Ну и с басенкой все мы помучались, да :gigi: Хотя оно того стоило)))
Молодца :) :heart:

2017-03-25 в 21:12 

Аника Лель
Маска
Маира, теперь тебе остается научить меня не путаться во вторых, третьих и далее именах эльфов :-D

URL
2017-03-25 в 21:56 

Маира
Любовь творит чудеса
Аника Лель, почему мне кажется, что это невозможно? :D

2017-03-26 в 07:29 

Аника Лель
Маска
Маира, и почему мне кажется тоже самое?:-D

URL
     

Имя мое Дзихико

главная