Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:04 

Аника Лель
Маска
Со стыдом понимаю, что начала забивать на тексты, написанные вне-ФБ. Надо исправляться. Тем более что их накопилось таких — отложенных на время и брошенных на разной степени готовности. :facepalm3:

Название: Эл и Ларма
Автор: Аника Лель
Фэндом: "Изумрудный город" С.Сухинова
Персонажи: Аларм/Элли
Рейтинг: PG
Размер: около 4500 слов
Предупреждения: гендерсвитч! И флафф, пожалуй. А, еще не бечено
От автора: это была попытка гендерсвитча. Вышло не то, что задумывалось, но в таком виде оно мне милее. Все мило, тепло и няшно, вот.

За окнами Изумрудного дворца пели птицы.
Эл проснулся, когда дело клонилось к полудню. Многолетняя привычка вставать с рассветом впервые на его памяти дала сбой.
— Однако я разоспался, — укорил он себя. — А между тем я должен был…
А что должен-то? Последние воспоминания были окутаны туманом. Эл смутно помнил знакомство с маленькими феями, даровавшими ему на пару дней юность, помнил, как шел через Великую пустыню вместе с мальчиком-калекой Дональдом. Как встретил старых друзей, а после Стеллу — прекрасную волшебницу с чудодейственными цветами, превратившую его из старика в юношу. А после все закружилось, как в водовороте… Борьба с волшебницей Кориной, узурпировавшей трон Зеленой страны, обретение волшебства, похищение, освобождение, война с Темными силами… Столько страшных приключений выпало на его долю в последние месяцы, что не удивительно, что не все вспоминаются со сна. И все же Эла не покидало чувство неправильности происходящего.
Он наскоро умылся, прополоскал рот, оделся в парчовый зеленый камзол и спустился вниз.
В обеденном зале не было ни души.
— Да где же все? — пробормотал он. — Куда делся Страшила? А Фарамант? Ларма?..
Ларма… Эл явственно ощутил, как заныло что-то внутри. Или, быть может, это бурчал голодный желудок? Где же быть Ларме, как не в саду? Девчонки любят возиться с цветами.
— Доброе утро, волшебник! — поприветствовала Эла вошедшая служанка. — А мы-то уж забеспокоились, что вы не встаете так долго…
— Что могло бы со мной случиться? — хмыкнул Эл. Он помог девушке поставить тяжелый поднос и, невзирая на ее уговоры, сам расставил на столе приборы и тарелки, налил ей чашку ароматного чая и пододвинул вазочку с ароматными булочками.
— Позавтракай со мной, — попросил он. — Неловко мне в положении правителя… Не привык.
Девушка пожала плечами, послушно присев на другой стороне стола.
— Где все? — поинтересовался Эл.
— Страшила Премудрый в библиотеке.
Эл хмыкнул. Ну, правда, а где еще может находиться Страшила? Разве что в кабинете Гудвина… Но вряд ли служанка знает про него. Столько лет прошло с «отлета на Солнце» Великого и Ужасного, а память о нем передается в из поколения в поколение. И боятся его по-прежнему. И Корину столь же сильно боялись. Только Эл хочет, чтобы его полюбили. Разве нельзя быть добрым правителем? Можно.
— Фарамант и Дин Гиор на своих постах. Королева Корина на рассвете улетела в Голубую страну. А мастер Гуд отправился в Фиолетовую… — Девушка старательно перечисляла тех, кто гостил в Изумрудном городе. — Маршал Магдар улетел с ним же. Волшебница Стелла и волшебница Виллина пьют чай в беседке в южной части вашего сада.
— А Ларма где? В саду?
— В оружейной… — растерялась девушка. — Госпожа попросила достать ей боевое оружие и запретила называть ее госпожой.
Эл почесал затылок.
— Что ей понадобилось в оружейной? — Эл подумал, что вариант с садом нравился ему больше.
— Не могу знать. — Девушка встала. — Я могу идти, Ваше Величество?
— Что? Ах… да. И не называй меня Вашим Величеством…
Эл отметил про себя, что надо бы поближе пообщаться с прислугой. Вымуштрованные Кориной с ее заскоками в сторону роскоши, они не могли без страха и трепета смотреть на Эла, что ему самому было неприятно. Эл предпочел бы дружеское общение с теми, кто работает в Изумрудном дворце, а не поклоны, реверансы и боязнь наказания. Кажется, этим стоило заняться как можно скорее. К примеру, завтра. Сегодня у него была масса иных хлопот. Первейшей из них являлась его невеста.
— И все же, что занесло ее в оружейную? — недоумевал Эл, поднимаясь из-за стола.
Ларма, конечно, не отличалась кротким нравом и женственностью — шутка ли, она даже в битве против злого колдуна Пакира участвовала (это Эл тоже помнил смутно). Но чтобы разминаться с утра с настоящим боевым оружием? Элу стало не по себе.
Не обидел ли он ее накануне? Эл подумал, что ярость и обида могли понести девушку на тренировки. Может, она хочет остудить пыл, выместить злобу? Не на клумбах и цветочках вымещать же ее, в самом-то деле.
— Ларма! — Эл осторожно постучал в двери. На мгновение ему подумалось, что будет лучше, если Ларма не отзовется, но он тут же укорил себя. Оттягивать невероятно важный разговор было бы трусостью недостойной его — мужчины, волшебника, Хранителя Волшебной страны. Следовало немедленно расставить точки над «i», дабы уже вечером объявить всем свое решение. — Ларма!
Дверь распахнулась, когда Эл надавил на нее плечом.
— Что ты?.. О!
Посреди маленького зала разминалась Ларма. Вернее, это она назвала бы это разминкой. Тяжелый острый меч с легкостью взлетал в ее тонких ручках, опускался, выделывал над головой виражи. И вовсе не казалось, что девушка вот-вот не удержит непосильную ношу. Наоборот. Казалось, этот меч для нее сродни булавке. А подле на полу валялся боевой топор, лук и колчан со стрелами были небрежно откинуты на скамью.
— Эй! — позвал ее Эл, все также не выходя из дверного проема. Не то чтобы он боялся сделать навстречу Ларме шаг. Нет, вовсе он не боялся. Ему не хотелось отвлекать ее, не хотелось, чтобы она потеряла тот внутренний ритм, с которым она наносила удары по приставленной у стены кукле. А может и боялся. Немного. Слишком неправильной казалась ему увиденная картина. — Что ты тут делаешь?
— Разминаюсь, — коротко бросила Ларма, подтвердив недавнюю догадку Эла. Ну конечно, разве на что-то, кроме разминки, могла быть похожа эта сцена?
— Скажи честно, ты на меня злишься? — вздохнув, начал Эл. Он безумно боялся, что услышит в ответ что-то типично женское, как «ну что ты, я совсем не обижена» или «а сам-то догадаться не можешь», но Ларма подняла на него удивленные серые глаза и вздохнула, опустив меч.
— Что с тобой? Дурной сон приснился?
— Нет, — удивился Эл. — Просто ты… я не знаю.
Он недоуменно глядел на невесту, и она отвечала ему таким же взглядом. Что-то было неправильно. Что-то шло не так, как было должно. Но что?
— Я пришел поговорить о помолвке.
— Правда? — Ларма отреагировала так, как и должна была отреагировать любая другая девушка: бросилась ему на шею. Только меч так и не выпустила из руки, так что Эл не мог не дернуться, когда лезвие коснулось его ноги.
— Прости, я совсем забыла! — Ларма виновато заглянула ему в глаза. Она покраснела, отошла в сторону и, все же убрав оружие, присела на скамью.
— Ты хотел обсудить детали?
— Да, я… — Эл растерялся. Как объяснить девушке то, что он хочет, и при этом не обидеть ее? Ведь Ларма может превратно его понять.
Вообще-то их свадьба была решенным делом. По крайней мере, еще вчера друзья предлагали свои планы проведения церемонии. Но одно дело проекты, а другое — чувства. Элу нравилась Ларма. Эл не прочь был на ней жениться. Но чувствует ли она то же самое? Или, может, они поспешили? Ведь все их знакомство пришлось на период войны, когда симпатии и привязанности казались еще острее, важнее и крепче. Но теперь, когда настал мир и будущее обещает быть самым светлым, не потеряют ли отношения свою прежнюю значимость? Эл не хотел совершить непоправимую ошибку. И не хотел губить жизнь Ларме. Она-то ведь молода. Она-то ведь знает жизнь несколько хуже него…
— Чем ты взволнован?
Ларма взволнованно заглядывала ему в глаза, теребила полы своей шерстяной куртки, разглаживала на коленях складки платья. И все одновременно. Эл сообразил, что от долгого его молчания в ее голове начинают крутиться тысячи вариантов предстоящего разговора, что она ищет причину его отстраненности, находит, (но, конечно, не ту), и еще больше накручивает себя.
— Все хорошо, — улыбнулся он. — Все хорошо, моя милая. Я всего лишь хотел спросить, насколько ты уверена, что хочешь выйти за меня замуж?
Глаза Лармы подозрительно сощурились.
— А ты, значит, уже передумал?
— Нет!
— Эл… а забудь, — Ларма махнула рукой, давая понять, что не хочет сказать ничего важного. — Поясни.
— Ладно, — он задумался. — Видишь эти стены?
— Причем тут стены?
— Стены не причем. Я… я просто пытаюсь подобрать сравнение. Но, наверное, оно неудачно. Я подберу другое.
— Нет, давай лучше о стенах, — перебила Ларма. — Я хочу понять, к чему ты клонишь.
— Смотри. Эти стены вынуждены веками стоять друг напротив друга.
— Потому что их так построили.
— Да, их так построили. Но, подумай, а хотели этого они сами?
— Стены?
— Стены.
— Стены не живые, — как-то совсем нехорошо вздохнула Ларма. — Стены не чувствуют. А мы живые. И мы не стены. И…
— Выслушай меня, — взмолился Эл.
— Слушаю.
— Мы не стены, и мы живые, ты права. Я потому тебя и спрашиваю! Представь, что нас свели друг с другом, как эти стены? Но ведь, в отличие от них, у нас есть выбор. Готова ли ты простоять рядом со мной всю оставшуюся нам жизнь, Ларма? Потом будет поздно поворачивать назад…
Ларма отвернулась, так что Эл не мог видеть ее лица. Все вышло плохо: Ларма молчала, теребя волны широкой юбки. Потом встала, одернув куртку. Подхватила свой меч, покрутила его в руке и снова принялась наносить удары. Почему-то Эл подумал, что на месте куклы (интересно, кого она изображает?) Ларма видит его. Вон до чего неистово рубит.
— Ты мне сразу понравился, — пробурчала она, когда остановилась передохнуть. — С первого взгляда. Когда я только увидела тебя там — на стенах Изумрудного города.
— А много ли юношей ты видела до этого?
— Не важно, — в голосе Лармы что-то дрогнуло, но когда она подняла глаза, Эл убедился, что слез в них нет. Только губы девушки были сурово поджаты и на скулах заходили желваки. — Мне понравился ты. И точка. И я никогда не сомневалась в своих чувствах.
«А я сомневаюсь», — едва не брякнул Эл, хотя понимал, что это не является правдой. Ах, если бы он знал, что же ею является!
— А если однажды я начну тебя раздражать? Или то, что мне нравится? Или то, как я веду себя за столом? Или мой храп?
Ларма тяжело вздохнула. Эл не был уверен, что правильно понимает ее взгляд, но отчего-то ему казалось, что Ларма хочет его ударить, но сдерживается как перед неразумным ребенком.
— В самом-то деле… — сердито начала она, но не успела закончить мысль.
Из-под земли раздался сдавленный хрип, затем что-то грохнуло, затрещало.
— Только не говори, что ты изображаешь свой гипотетический храп, — попыталась пошутить Ларма. Но ни ей, ни Элу было не до смеха. Эл выскочил в центр комнаты, воздел руки, прокрутил в памяти все знакомое ему множество заклинаний. Эл не мог понять, что случилось, откуда ждать беды, как защищаться, и как защитить Ларму.
— Эл! — закричала ему Ларма, но он едва слышал ее. Грохот усиливался. А Эл никак не мог вспомнить подходящее заклинание.
— Уходи! — выкрикнул Эл, показав на двери. — Спасай себя. Ааа!
Эл не успел испугаться, когда каменная кладка под его ногами начала рушиться. И ужас еще не успел охватить его, когда он почувствовал, что взлетел в воздух. И лишь оказавшись на полу, он понял, что только что произошло: с невероятной для девушки силой Ларма отбросила его к стене.
— Нельзя стоять посреди комнаты во время землетрясения! Ты рухнешь сразу же, как начнет рушиться пол. Чем ты только думаешь?!
Эл не нашел, что ответить. А может быть, и нашел бы, если бы пол не рухнул, как предсказывала Ларма.
— Это не землетрясение, — прошептала она, осторожно заглядывая в дыру. — Балки! Их кто-то подпилил…
— Кому понадобилось покушаться на нас в нашем дворце? — не мог не изумиться Эл.
— Не знаю. Но нам надо их остановить!
Ларма подобрала подол и первой спрыгнула вниз, так что Эл не успел ее остановить.
— Да что же ее так на подвиги тянет? — негодовал он, когда последовал за нею. Летел Эл недолго и приземлился почти хорошо. Разве что правая нога у него резко заболела, но, ощупав ее, Эл убедился, что перелома нет.
— А прыгать ты тоже не умеешь, оказывается, — сочувственно заключила Ларма. — Итак, что мы делаем?
— Понятия не имею, — растерялся Эл. А что делать-то? Он бы предпочел подумать об этом до того, как они сиганули в эту отвратительную дыру. Тем более что запах гнили отвлекал его внимание.
— Смотри! — Ларма развернула Эла, указала пальцем вперед. — Видишь? Там кто-то бродит.
— Не вижу.
— Зато я вижу, — отрезала она. — Мои глаза острее твоих.
Эл пожал плечами.
— Так вот, нам надо остановить этого вредителя, прежде чем он подпилит балки под остальными комнатами нижнего этажа.
— Я понял! — Эл закивал головой, давая понять, что он и сам все понимает. — За ним?
— За ним! — поддержала Ларма. — Держись за мной.
— С чего бы это? Я мужчина! Я волшебник!
— У меня есть меч.
Глаза Лармы сердито блеснули в полумраке подвала, и Элу оставалось только согласиться, что меч — это аргумент.
— Рядом пойдем, — примирительно заключил он. — Я с магией. И ты… с мечом.
Ларма пожала плечами, мол, рядом, так рядом. И они побежали.
— Это не человек, — прошептал Эл, когда смог разглядеть силуэт подземного гостя. Впереди маячило что-то большое — выше Эла в полтора раза — и толстое. Неизвестный гость раскачивался на задних ногах, и его живот странно колебался из стороны в сторону. Туловище его было невероятно длинным. И столь же огромной казалась голова.
— Вижу.
Ларма остановилась. Остановился и Эл.
— Кто это?
— Не знаю. Подземное чудище?
Для чудовища из армии Пакира гость был неповоротлив. Эл скептически поглядел на невесту:
— Пакир улетел. Он нам не навредит.
— А оно не улетело. И природа этих чудовищ ждет крови, Эл!
— И потому оно подпиливает балки?
Эл хмыкнул. Нет, что-то тут не складывалось. Чудовище бы просто напало на них, выскочило бы в первую образовавшуюся дыру и попыталось сожрать. Но методично проверять кладку, пилить балки и неспешно удаляться от преследования… Нет, сие чудовище определенно было нелогично. Даже каббары повели бы себя по-другому. Эл догадывался, что те тоже не преминули бы напасть. Но кто еще мог поджидать впереди?
— Так давай подойдем ближе и выясним, что это такое? — предложила Ларма. Эл поразмыслил и согласился.
— Я выставлю вокруг нас щит, и оно не сможет причинить нам вреда.
Ларма с благодарностью взглянула на него.
— Я за тобой как за каменной стеной.
— Я могу сказать то же самое.
Эл вздохнул, увидев, как Ларма приготовила меч. В душе что-то кольнуло. Он хотел бы ее защищать. Хотел, чтобы Ларма восхищалась его смелостью и отвагой. Чтобы видела в нем защитника. Но, кажется, она вполне могла постоять за себя. И за него… Эл снова вздохнул.
— Не переживай, — попыталась успокоить его Ларма. — Вдвоем нам сподручнее защищаться от врага.
— Угу.
«Но ты же девушка», — хотел добавить он. Но не успел.
Когда на них напали (видать, щит защищал лишь от того самого чудовищного гостя, а о других врагах Эл позабыл), Эл едва успел прошептать первое пришедшее в голову заклинание, а Ларма уже перерубила пополам одну тварь.
— А это-то кто?! — только успел возмутиться Эл, когда обнаружил, что силуэт, за которым они гнались, удаляется.
— Змеи, — коротко бросила Ларма, взмахивая мечом.
— Ничего себе змейки…
Змеи были размером с… — Эл не подобрал нужного сравнения. Большие змеи были. И толстые. Очень толстые. Такая могла бы переломать ему ребра, если бы обвилась вокруг груди.
— Эл! — взвизгнула Ларма, и Эл вовремя успел сбросить с себя змеиную тушку. Он торопливо растопырил пальцы, поспешно коснулся кончиком каждого из них носа и почесал поясницу, как требовалось в книге заклинаний. Змеи вспыхнули красным пламенем и замерли навечно.
— Ты убил их… — прошептала Ларма, утирая со лба пот.
— Нет, я превратил их в камни. — Эл с некоторой жалостью взглянул на каменные останки недавних врагов. Наверное, он не должен был сожалеть о своем поступке. Нет, точно, не должен. И все же ему было не по себе.
— Пойдем, — Ларма потянула его за руку. — Нам надо спешить.
— Ты заметила, что он сбежал, когда появились эти твари?
— Заметила. Он… Оно испугалось их.
Эл кивнул. Значит, их враги не заодно. Но откуда под Изумрудным дворцом взяться этим толстым змеям? И откуда пришло это существо, портящее фундамент здания? Неужели война не окончена, и отлет на звезды Пакира вовсе не положил начало миру?
— После поражения Пакира его войско расползлось по всем уголкам Подземной страны… — Ларма словно читала его мысли. Или это ее женская проницательность позволяла понять, о чем Эл думает? — Спасаясь от более хищных чудовищ, некоторые могли забраться высоко под свод Подземелья. А потом и в подвалы Волшебной страны. Они ищут себе новый дом. И еду.
— Дом и еда нужны всем, — согласился Эл. — И чудовищам, и людям, и животным. Но это, — он махнул рукой, давая понять, что говорит о загадочном госте, — странным способом выбирает себе жилье — портит чужое.
— Сотни лет назад у Марранов была поговорка: «Пока чужое жилье не разрушишь, не построишь свое», — вспомнила Ларма. — Я читала об этом в одной старой книге.
— Странная поговорка, — удивился Эл. — Я знаю, что Марраны — воинственный народ, но что бы так… дико звучит. А в Большом мире говорят: «На чужой беде свое счастье не построишь».
— Да, — согласилась Ларма. — Эта мне больше нравится.
Они неспешно брели по подвалам, внимательно оглядывая каждую щель, но так и не могли угадать, в какую сторону сбежал их гость.
— Нам бы разделиться, — неуверенно заикнулась Ларма, но Эл покачал головой:
— Вместе пойдем. Поодиночке с нами много чего может случиться, а так хоть спины друг другу прикроем.
— Значит, ты уже не возражаешь против того, что я ношу меч?
Эл вздохнул. Он не мог не признать, что, будь Ларма обыкновенной трепетной барышней, в той стычке со змеями им обоим пришлось бы туго.
— Будем считать, что мы защищаем друг друга, — предложила она.
— Мужчина должен защищать, а не девушка, — возразил было Эл, но Ларма хмыкнула:
— Все должно быть равноценно. По крайней мере, так кажется мне. Ты хочешь меня защитить. А я хочу защитить тебя. Было бы хуже, Эл, если бы это желание шло лишь с одной стороны.
— Философия.
— Я не знаю, что это такое, — Ларма смутилась, краснея. — Я просто хочу отдавать тебе те же эмоции, которые ты даешь мне. Вот и все.
— Я понимаю. Да.
В глубине души Элу стало стыдно и крайне досадно за свои сомнения. Ларма была права. И искренна. Всегда. А вот он чего-то сплоховал…
— Почему ты пришел говорить о нас? — вспомнила Ларма. — Ну, до того, как рухнул пол?
— Не хотел портить тебе жизнь, — честно признался Эл.
— А меня чего не спросил? Может, я не считаю, что рядом с тобой мою жизнь будет испорчена?
Эл покраснел.
— Кто знает, как ты будешь считать через десяток лет…
— Это от нас зависит.
Эл поймал взгляд Лармы. Спокойный и добрый взгляд. Она не казалась обиженной этим разговором. Наоборот. Она словно бы была рада тому, что они могут все обговорить в спокойной (или кажущейся ей таковой) обстановке. И Элу безумно понравилось, как она сказала: «от нас». Не «от тебя», как он ожидал услышать. «От нас», а значит, тепло их отношений — это работа двоих.
— Я просто не хочу, чтобы ты корила меня за то, что потратила на меня лучшие годы, — попытался оправдаться Эл, но почувствовал, до чего избитой вышла фраза. — То есть, тьфу, я просто хочу убедиться, что ты чувствуешь ко мне тоже, что чувствую я. Что мы не обманываемся…
— Как ты в этом убедишься, пока не испробуешь? — хмыкнула Ларма. — Эл, честно, ты сегодня очень… странный. Сейчас нам приятно находиться друг с другом. Мы понимаем друг друга. Доверяем, делимся сокровенным. Почему ты считаешь, что завтра все может измениться? Если мы оба будем относиться друг к другу так же, как сейчас, оно не изменится.
— Это философия, — вновь повторил Эл, но уверенность Лармы передалась ему. — Прости. Ты, конечно, права. Не знаю, что на меня нашло.
— Ты просто устал от обязанностей правителя и Хранителя и боишься еще большей ответственности, — Ларма пожала плечами. — Эл, ну передо мной-то можешь не рисоваться.
Эл пожал плечами. И кивнул. Возможно, Ларма и в этом права. В конце концов, она в который раз понимает Эла лучше его самого.
— Где будем искать нашего гостя? — он перевел тему, когда заметил над головой еще одну подпиленную балку и поторопился произнести заклинание целостности. Зеленоватое облачко окутало следы спила, а когда оно рассеялось, балка вновь была прочной.
— Надо проверить остальные, — заметила Ларма, когда бдительно проверила результат его трудов. — Эл, милый, ты не потратишь все свои силы на перекрытия? Мы могли бы позвать плотников.
— Пустяки, — отмахнулся Эл. — Моих сил хватит на все.
Глаза Лармы восхищенно блеснули.
— Мы можем устроить нашему гостю ловушку.
— Что ты предлагаешь?
Ларма оглянулась, сдвинула брови, сосредоточенно что-то соображая.
— Над нами, кажется, кладовая?
— Да… думаю, да.
Эл прикинул, что они миновали под землей оружейную, приемный зал, пару уборных и кухню.
— Думаю, наш гость хочет отведать наших припасов. А потому он вернется.
— Почему ты думаешь, что он не выйдет на первый этаж через другую дыру. Он может пробраться хоть через ту же оружейную и дойти до кладовой.
— Ты его видел? Первая же встретившаяся ему служанку поднимет тревогу! Нет, гость понимает, что там его ждет облава. Он пойдет именно тут. Под землей.
— Да, но только если он не обладает невидимостью. Однако рискнуть стоит. Мы сделаем вид, что уходим, а сами спрячемся за… — Эл оглянулся, и с радостью заметил темную нишу. — Вот здесь! И когда он вернется, остановим его.
— Решено.
Ларма первой спряталась в нише. Следом за ней укрылся Эл. Вдвоем им было несколько тесно, зато, как каждый по очереди убедился, со стороны их невозможно было увидеть.
— На всякий случай наложи на нас заклинание невидимости, — посоветовала Ларма. — Кто знает, может у подземного гостя зрение лучше нашего.
Эл кивнул и сотворил сразу три заклинания, чтобы гость не мог их увидеть, унюхать и услышать.
— Поговорим? — предложил он, когда время ожидания затянулось, а гость не спешил возвращаться.
— Все о помолвке?
— О ней, — вздохнул Эл. — Я обещал Виллине и Страшиле, что сегодня вечером дам им окончательный ответ.
Ларма, кажется, нахмурилась. Наверное, ей неприятно было узнать, что ее наставница и замечательный друг сомневаются в их с Элом чувствах.
— Нет-нет, — поспешил разубедить ее Эл. — Они оба уверены, что мы будем счастливы. Но, ты же знаешь Виллину… Она задала так много вопросов, что у меня голова пошла кругом.
— Каких вопросов?
— Да этих… женских, — Эл усмехнулся. — Например, она спрашивала, что мы друг к другу чувствуем. Как узнали о наших симпатиях. Как прошло объяснение… кажется, она тоже переживает за нас.
— Естественно, Виллина переживает, — насупилась Ларма. — И что же ты ей ответил?
— Ну… ответил кое-что, — уклончиво сказал Эл. На самом деле, он изо всех сил пресекал расспросы Виллины, не желая обсуждать столь личную тему. Но Ларме, пожалуй, лучше не знать о его молчании.
Ларма промолчала. Она задумчиво вздыхала, потом потеребила Эла за рукав.
— Что?
— Я боюсь тебя обидеть, но…
— Ты? Чем?! Брось.
— Просто… иногда ты смотришь на меня, улыбаешься, а мне почему-то кажется, что ты недоволен, просто не показываешь виду. И ты все время пытаешься казаться сдержанным, подчеркнуто-вежливым, но я не всегда понимаю, что за этим скрывается: может тебе все равно, и потому ты отстранен, а может, прячешь какие-то чувства. Я тоже бываю сдержанной, знаю. И ты, наверное, тоже не всегда понимаешь меня. Просто… меня так воспитали, Эл. Еще дома — у рудокопов. Отец говорил, что слова — ничтожная замена делу. И Виллина позже говорила, что это так. Поэтому я предпочитаю что-то сделать, а не болтать. Вот и все. А что прячется за твоей сдержанностью и холодом?
Эл пожал плечами. А что за этим пряталось? Он не знал. И опасался об этом задумываться.
— Ты прости, но мне порой кажется, что ты боишься.
— Я?!
— Ты, — Ларма взяла его за руку. — Я понимаю, что ты не в своей стране, что ты не был готов стать королем и правителем. Что ты боишься сделать что-то неправильное и нанести этим вред кому-либо. И что не всегда можешь принять решение. Ты же поэтому пришел ко мне сегодня? Чтобы я подтвердила, что мы все равно поженимся?
Эл нахмурился. Наверное, слова Лармы были обидны. Да, пожалуй, очень обидны. Если бы в них не было правды. А может как раз потому, что правды в них было много.
— Нет. Не все так. Я действительно хотел прояснить наши отношения.
— Они тебя не устраивают? — голос Лармы выдавал испуг.
— Нет-нет, устраивают! — Эл вздохнул. — Просто… они не такие, о каких я мечтал. Признаться, меня смутило, что ты лучше меня обращаешься с оружием. И… что вообще с ним обращаешься. Я ведь ожидал, что буду заботиться о трепетной девушке…
Ларма фыркнула:
— Это после всех наших приключений ты этого ожидал? Или потому, что так принято?
Эл кивнул:
— Принято, да. И просто хотелось быть опорой, защитой. Ну… об этом мы говорили. Просто не понимаю, что такого есть во мне, что могло привлечь тебя. Я ведь… ну, не то чтобы герой. А ты вот — настоящая героиня.
Ларма снова фыркнула. Задумалась. Крепко задумалась.
— Ты все равно моя опора и защита, Эл. Не потому, что можешь спасти меня от монстров, а потому что можешь поддержать. Можешь понять. Можешь выслушать, посоветовать. И мне просто очень уютно с тобой. Легко. Понимаешь? И ничего не пугает.
Эл понимал. И сам чувствовал то же. И верил Ларме, конечно. Он снова вздохнул.
— А ты… — даже в кромешной темноте Эл угадал, что Ларма раскраснелась как помидор, — что ты во мне нашел? Ты ведь ожидал, что я окажусь другой, более… правильной?
Эл покачал головой, но Ларма вряд ли заметила его движение.
— Я не знаю. Не могу объяснить. Просто с тобой хорошо. И потому что я могу свободно говорить тебе о многом. И потому что ты понимаешь… В общем, как ты и говорила: мы отдаем друг другу то же, что получаем взамен. И… прости, что начал этот разговор. Это и вправду было трусостью.
— Зато разобрались, — хмыкнула Ларма. — Тс! Кажется, он возвращается.
В коридоре послышались семенящие шаги. Эл и Ларма замерли. Шаги приближались. Кажется, гость не спешил. Кажется, он чуял подвох и готов был убежать. Но наши герои затаили дыхание, замерли. Эл беззвучно шептал заклинание, позволяющее им не дышать в течение долгого времени. И Ларма, поняв, что он сделал, благодарно сжала его ладонь.
В проеме появилась огромная тень.
— Это же… крыса! — вздрогнула Ларма.
— Крыса! — шепотом испугался Эл. — Крыса, размером с ящера!
— Она голодная…
Элу показалось, что Ларме жаль огромного грызуна. И ему самому было жалко его.
— Почему она такая большая? — прошептала Ларма.
— Попала под действие заклинания? — предложил Эл. — Когда вы с Кориной увеличивали стража Ворот Дрома, крыс рядом не было?
— Понятия не имею.
— В любом случае, теперь ей требуется во много раз больше еды. Неудивительно, что она решилась пробраться в наш дворец.
Правда, все еще оставалось неясным, зачем крыса подпиливает балки. Ведь ей-то, наверное, проще было прогрызть дыру.
— Смотри! — Ларма дернула Эла за рукав. — Вот как она это делает!
Эл тихо охнул. Крыса привстала на задние лапы, облокотилась животом на стену, подняла кверху переднюю лапу и медленно — методично медленно — принялась перепиливать когтем дерево. Когда ей показалось, что результат трудов достигнут, она отошла в строну и принялась ждать.
— Странно… — задумался Эл. Он поспешил поделиться с Лармой сомнениями о целесообразности применения когтей.
— Все просто. Взгляни на ее пасть.
Эл пригляделся и согласился с невестой. Из пасти крысы медленно капали слизь и кровь.
— Возможно, она ранена, — предположила Ларма. — Или уже успела изодрать десны о доски и камни. Ей больно, Эл.
— Что будем делать?
Ларма промолчала. Эл тоже молчал. В его душе боролись жалость и стремление установить справедливость. Правда, он так и не мог понять, что справедливее: облечь несчастное животное на голодную жизнь или дать ему возможность проникнуть во дворец. И то, и другое казалось неправильным.
— Мы не можем ждать! — Эл выскочил из своего укрытия и взмахнул рукой в сторону насторожившейся крысы.
Молния, выстрелившая с кончика его указательного пальца, попала в крысу в тот миг, когда она собиралась броситься наутек.
— Что ты делаешь? — завизжала Ларма, когда крыса начала меняться на глазах. Казалось, она расплывается, становится еще больше, затем резко меньше, шире и после уже.
— Я не знаю, — растерялся Эл. — Мне показалось, что так будет правильно.
Он клял себя, что не разобрался в том заклинание, которое первым пришло ему на ум. Но на его счастье, метаморфозы прекратились столь же быстро, как начались. Крыса окончательно уменьшилась, и теперь была размером с котенка.
— Лови ее, лови! — вскрикнула Ларма, когда крохотная крыска побежала прочь.
Следующее заклинание заставило крысу влететь и приземлиться на ладонь Эла.
— Какая хорошенькая, — восхитился он.
— Что будем с нею делать? — деловито уточнила Ларма.
— Накормим для начала, — твердо ответил Эл. — А там решим.
Посадив крысу в карман, он взял Ларму под руки, и они поспешили к дыре в оружейную, откуда уже выглядывала охрана дворца.
— Эл, — позвала его Ларма. — Спасибо тебе.
— За что? — только успел удивиться Эл, когда все померкло.

Элли со вскриком села на кровати. Какой странный сон ей снился!
— Что с тобой? — Аларм тут же обнял ее за плечи. — Что-то плохое приснилось?
— Нет, — Элли усмехнулась. — Погоди, я отдышусь и все тебе расскажу.
И она рассказала. Обо всем. И про то, какая забавная девушка вышла из Аларма, и про то, как Элли сомневалась в их отношениях, и про то, как они спасали кладовые дворца.
Аларм смеялся всё то время, пока Элли взахлеб пересказывала ему подробности своего сна. А может, ему было забавно наблюдать за ее оживленной мимикой?
— Так значит, ты сомневалась, что хочешь выйти за меня замуж?
Элли возмущенно отмахнулась.
— Нет, конечно! Просто хотела понять, почему мы выбрали друг друга.
Аларм усмехнулся.
— Поняла?
Элли рассмеялась. Поняла ли она? О, давно. Еще за пятьдесят лет до сегодняшней годовщины — золотой свадьбы.
— Давно. И ни разу не пожалела о своем выборе. А сон… это было забавно, не так ли?

@темы: Здравствуй, сказка - Волшебная Страна!, моя сказка

URL
Комментарии
2015-11-10 в 19:14 

Felis caracal
Разрывные пули показались бодрящей дробью в жопу ©
*ржет как ненормальный*
Няяя! :lol::lol::lol:
У меня тоже валяется недописанное по той заявке, но стебное. Ты не будешь против, если я его когда-нибудь допишу?

2015-11-10 в 19:40 

Аника Лель
Маска
Felis caracal, :gigi:
А мне с чего быть против? Мне права на гендерсвитч не принадлежат))) И вообще это Maiden LN2 первой начала, кажется...)

URL
2015-11-10 в 20:56 

dumalkaS
Человеку важно знать свой дом. Весь свой дом, а не один свой угол.
Ми-ми-ми! Я помню эту милоту )))

2015-11-10 в 21:33 

Аника Лель
Маска
dumalkaS, ага, спустя полгода я таки вспомнила, что что-то забыла))

URL
   

Имя мое Дзихико

главная